February 23rd, 2019

я

Эффект владения и невозвратные издержки

Уже много месяцев время от времени мучаю бестолковую и распиаренную книжку "Эссенциализм. Путь к простоте" Грега МакКеона.
Хотя иногда встречается и что-то забавное:

Чувство собственности – очень мощное чувство. Как говорится, ни один человек в мире еще не вымыл арендованную машину! Это происходит из-за так называемого эффекта владения, то есть тенденции недооценивать вещи, не принадлежащие нам, и переоценивать свою собственность.

В эксперименте, демонстрирующем силу эффекта владения, лауреат Нобелевской премии Даниэль Канеман выдал половине участников кофейные чашки. «Владельцев» чашек спросили, за сколько они были бы готовы продать свои чашки, а вторую половину участников – сколько они были бы готовы за них заплатить. Выяснилось, что «владельцы» чашек не были готовы уступить свою «собственность» меньше, чем за 5,25 доллара, в то время как «покупатели» не планировали потратить на них более 2,25–2,75 доллара. Иными словами, сам факт обладания чашками заставлял «владельцев» оценивать их выше и делал расставание с ними сложнее.

И в вашей жизни были предметы, которые казались более ценными, как только вы были вынуждены от них отказаться: книга, которая годами стояла на полке, или кухонная утварь, запрятанная в самый дальний шкафчик, или свитер, который вы получили в подарок от тетушки, но так ни разу и не надели. Не важно, использовали ли вы эти предметы хоть раз и приносят ли они радость. Тот факт, что они ваши, заставляет вас ценить их сильнее.

К сожалению, эффект владения распространяется не только на физические объекты, но и на нашу различную деятельность. Если вас назначают руководителем проекта, то он кажется очень важным, даже если работа по нему никуда не двигается. Если вы собираете деньги на местную благотворительную ярмарку, отказаться от участия в ней совершенно невозможно. Когда мы чувствуем, что какое-то задание принадлежит нам, становится сложнее его бросить.

Хэл Аркс, профессор психологии в Университете Огайо, который исследует процессы принятия решений, задается вопросом: почему склонность к невозвратным издержкам так сильна? «Отказаться от проекта, в который вы вкладывали силы и время, означает потерять всё. А нас учат избегать потерь», – объясняет Аркс.

Чтобы проиллюстрировать это утверждение, он предложил группе участников такой сценарий: «Представьте себе, что вы потратили 100 долларов на билеты в Мичиган, чтобы на выходных покататься на лыжах. Еще через несколько недель вы собираетесь в точно такую же поездку в Висконсин, и билет стоит всего 50 долларов. Вам кажется, что поездка в Висконсин должна быть куда интереснее, чем в Мичиган. Вы кладете билеты в кошелек и внезапно понимаете, что обе поездки приходятся на одни и те же выходные. Уже слишком поздно для того, чтобы продать или вернуть ненужный билет. Вам придется самому выбрать одно из направлений. Итак, куда вы поедете?» Более половины участников признались, что выбрали бы дорогую поездку, хотя она и кажется им менее интересной. Единственной (и неверной) причиной такого выбора была мысль о том, что, отправившись в более дешевую поездку, они потеряют деньги. Разумеется, никому не хочется признавать, что он сделал неправильный выбор, но если оставаться верным ему и дальше, то последующие потери могут оказаться куда выше изначальных.